Интервью Стивена Сигала сценаристу Стэнли Вайзеру

ВАЙЗЕР : Для начала, не могли бы вы немного рассказать нашим читателям о вашей обучении искусству Айкидо - сколько времени вы занимаетесь, кто были вашими учителями и когда вы получили звание мастера ?

СИГАЛ: Ну, титул мастера - на бумаге - я, насколько помню, получил в начале восьмидесятых. Однако я и сейчас не считаю себя мастером. Другие люди могут видеть во мне мастера, но, сам я точно не отношу себя к таковым.
ВАЙЗЕР : Когда вы начали заниматься Айидо ?

СИГАЛ : Я начал тренироваться в середине шестидесятых у Ишисака Киоши.
ВАЙЗЕР : Какой это был стиль Айкидо ?

СИГАЛ : Есть только один стиль. Я говорю это потому, что люди кто был связан с Морихей Уэсибой, Основателем, полагают что тот кто занимается в другом стиле, не должен называть это Айкидо. Для меня, его стиль - это Айкидо, так как он основал это искусство.
ВАЙЗЕР : У вас была духовная дружба с ним как с вашим учителем ?

СИГАЛ : Мне не пришлось заниматься у него лично. Самое большое - я слышал как он преподает.
ВАЙЗЕР : Было ли ваше приобщение к Буддизму отходом от занятий боевыми искусствами ?

СИГАЛ : Ну, если быть честным я не уверен. Я родился со значительным духовным самоосознанием и в течении многих лет изучал различные пути. Я приехал в Японию в конце шестидесятых и начал практиковать Дзен. Я ездил по монастырям, изучая Буддизм и получая духовные наставления. С этого для меня все и началось, так, я себе это и представлял - физическое развитие с помощью боевых искусств и, одновременно, совершествование в духовной сфере.
ВАЙЗЕР : Вы также изучали акупунктуру ?
СИГАЛ : Да. Это и стало для меня первым знакомством с Тибетским Буддизмом. Было только несколько лам, приехавших из Тибета. Они были больны и очень страдали. Так как я изучал акупунктуру, меня попросили позаботиться о некоторых из них, хотя я даже не говорил на Тибетском. В конечном счете мы смогли общаться, я немного выучил Тибетский и мы стали очень близки с ними. Позднее, я ввязался в некоторые события, не принадлежащие к тем о которых я вспоминаю с удовольствием. Это было время когда камцы1 все еще воевали с Китаем и ЦРУ помогало им, и против Тибетского народа проводились жестокие репрессии, и поэтому я не мог остаться в стороне. Хотя, моё участие было минимальным.
Это было время когда я активно интересовался Тибетским Буддизмом, но мои духовные искания и обучение оставались моим личным делом - хотя и не тайным как некоторые другие вещи. В то время, по многим причинам, я не желал известности в сангхе2. Только в последние несколько месяцев я вышел из тени.
ВАЙЗЕР : Вы можете что-нибудь сказать о вашей связи с Тибетскими борцами за свободу ?
СИГАЛ : Мне кажется будет лучше не влезать в это. Мы пытаемся жить в мире где мы можем искать золотую середину и стремиться к гармонии, и я не хочу производить впечатление опасного революционера, тем более, что я действительно не такой. На этой Земле я только за одной вещью, я хочу любым образом служить человечеству и облегчать страдания других людей.
ВАЙЗЕР : Кто был для вас главным гуру ?
СИГАЛ : В основном, Его Святейшество Дилго Кенце Ринпоче был величайшим, для меня, а сейчас я сильно предан Минлинг Тричен и Его Святейшество Пэнор Ринпоче
ВАЙЗЕР : В последнее время ходят слухи что Пэнор Ринпоче распознал в вас тулку. Это правда ?
СИГАЛ : Боже, я не думаю что я бы выразился именно так. Один журналишка обвинил меня в том, что я подкупил Пэнора Ринпоче и всех остальных высших лама чтобы они дали мне это признание. Ну, для начала, мне говорят об этом в течении уже двадцати лет, и говорят люди, кто знали меня в сангхе долгое время задолго до того как Пенор Ринпоче формализовал это. Это было то, что я всегда держал в секрете, и, в сущности, отрицал. Ну а если я отрицал это тогда, зачем бы мне было подкупать людей сейчас ? Это жалко выглядит. Меня не волнует что они оскорбляют меня, но это позор, что кто-то злословит о сангхе и плохо говорит о Пеноре Ринпоче и остальных высоких ламах линии Нингма3.
ВАЙЗЕР : Вы сказали, что уже на протяжении более чем двадцати лет люди говорят о вас как о возможном тулку ?
СИГАЛ : Да, есть люди, кто говорил мне, что я перерожденный лама, или тулку. Пенор Ринпоч распознал во мне Кюнг-драк Дордже, который является реинкарнацией переводчика Юдра Нингпо. В соответствии с "Жизнеописания тэртонов" Джамгона Конгтрула, Юдра Нингпо был учеником великого переводчика Вайрочаны и ставшего не только выдающимся учеником, но и настоящим мастером медитации. Многие из его реинкарнаций, такие как переводчик Минлинга Лочен Дхарма-шри активно содействовали распространению буддизма, и, возможно, они перевоплощались в роли открывателей буддийских религиозных сокровищ.
ВАЙЗЕР : У вас есть воспоминания о прошлых жизнях ?
СИГАЛ : С тех пор как я начал пушетевствовать в Индию и заниматься медитацией у меня стали появляться воспоминания, но они совершенно беспорядочные. Буквально несколько дней назад, я сидел с ламой и он сказал мне что у меня сохранился очень хороший отпечаток многих прошлых жизней, и поэтому мое осознание наступит быстрее чем у других людей.
ВАЙЗЕР : Что он имел в виду ?
СИГАЛ : Я не могу объяснить это. Но с такими вещами как Нёндро4 , если ты практикуешься и практикуешься и растворяешься в пустоте и ты концентрируешься на бодхичитта5, ты, возможно, начнешь медленно проникать за покров того, кто ты думаешь есть, и увидишь свою истинную сущность, которая является комбинацией всех твоих жизней. Нам нужно просто вспомнить их. Это тот случай, когда полезно идти назад. Конечно, по мере приобретения опыта, разрабатываются и другие сиддхи6 .Но ничего из этого не важно, на самом деле. Что имеет значение - так это то что ты делаешь со своей жизнью сейчас. В противовес тому что этот журнал напишет, всякий раз когда кто-то спрашивает меня: "Вы действительно тулку" я твердо отвечаю, что я не верю что это действительно важно кем я был в моих прошлых жизнях, я думаю - гораздо важнее кто я есть в этой жизни. И то что я делаю в этой жизни важно лишь только в том случае, если я могу облегчить страдания других людей, если я могу каким-то образом сделать мир лучше, если я как-то служу Будде и человечеству, если я смогу посеять семена бодхичитта в сердцах людей.
ВАЙЗЕР : То есть в противоположность тому, что множество людей воспринимают такое признание как некоторую неожиданность, оно происходило в течении долгого периода времени.
СИГАЛ : О, я серьезно занимаюсь медитацией, наверно, уже двадцать семь лет. ВАЙЗЕР : Да, это много. Наверно, студенты обращаются к вам с каким-то особенным титулом ?
СИГАЛ : Люди называют меня по разному, включая короткие слова. Я откликаюсь на все. Когда я вхожу в комнату часть людей видит собаку, часть - корову. Я - все то, что они видят, это их восприятие. Но я действительно верю, что в нас скрыта природа будды, даже в блохастой дворняге, лежащей в сточной канаве. Эта собака - Будда для меня. Люди могут называть меня как хотят, я всегда откликаюсь.
ВАЙЗЕР : Вы недавно выступали в Санта Барбара.
СИГАЛ : Недавно я давал урок. Как всегда по учению Будды. Далай Лама посоветовал мне сконцентрироваться на бодхичитта. Я чувствую - это то,.что я хотел бы делать.
ВАЙЗЕР : Далай Лама дал вам личные инструкции об обучении ?
СИГАЛ : Я бы не сказал что он дал ме личные инструкции о обучении. Но он дал мне личные интсрукции и пригласил меня обучаться вместе с ним. Я бы с удовольствием также занимался бы с Тричен Ринпоче и Пенор Ринпоче - они это те неколько лам, которых я считаю великими учителями и большими мастерами, и мне везет что они уделяют мне свое время. Просто находясь рядом с ними я впитываю знания и мудрость - как мне использовать то немногое что у меня уже есть.
ВАЙЗЕР : Когда вы стали кинозвездой, как это отразилось на вашем эго ? Не вышло ли оно из под контроля ? Учение должно тяжело даваться, учитывая что вас то хвалили, то ругали ?
СИГАЛ : Даже когда я был в Японии, люди пытались преклоняться передо мной, и я научился там, что быть предметом кутьта - это настоящяя смертельная ловушка. Вот почему я держал свою духовную практику в секрете в Америке. Я не думаю, что боготворение было моей самой большой проблемой в жизни, потому что я давно понял что из себя представляют власть и поклонение. Я думаю самой большой трудностью был недостаточное понимание этого.
ВАЙЗЕР : Есть такой Буддийский девиз "Начинай с самого грязного". Что вы назвали бы своим самым "грязным", из того что вам приходилось видеть в этой жизни ?
СИГАЛ : Непонимание существующего различия между стремлением к духовному совершенству для всего существующего и заботой только о себе. В пору моей юности, я путал это: я думал что если я могу накормить свою духовность для высоких достижений, то я смог бы сделать гораздо больше в мире, и это было бы хорошо для меня и поэтому хорошо для всех остальных. Я был слишком невежественнен и глуп чтобы осознать что основа, из которой мы должны исходить - это первое и самое главное благо всего сущего. Это было большое препятствие для меня из-за которого я много претерпел.
ВАЙЗЕР : Вы не думаете что это признание является средством ускорить этот процесс ?
СИГАЛ : Надеюсь, что так.
ВАЙЗЕР : Какие упражнения медитации вы практикуете ?
СИГАЛ : Я занимаюсь нёндро, я занимаюсь гуру йога, для меня это прекрасная форма медитации. Также я практикую секретные виды, к которым я допущен.
ВАЙЗЕР : Вы практикуете простирания ?
СИГАЛ : Простирания - это моя самая любимая вещь во вселенной. Сейчас я пытаюсь упростить все возвышенные практики, которые, возможно, превышают мои возможности, все тантры, которые я пытался изучить и просто пытаюсь сконцентрироваться на бодхичитта. Всякий раз когда я привношу слишком много эзотерического в область тантры, я теряюсь. Тогда я понимаю мудрость моих учителей когда они говорят - возвращайся к истокам и концентрируйся на бодхичитта.
Я не высшее существо, я не великий лама, у меня нету большой практики. Я очень слабый челоек просто пытающийся получить базовые знания и самые основы практики бодхичитта.И я смиренно начинаю с памятования, медитации и молитв.
ВАЙЗЕР : Насколько времени расчитана ваша практика ?
СИГАЛ : У меня нет специального счетчика. Я не отслеживаю в точности сколько я уже практикуюсь, но я бы сказал - обычно 2 часа утром и два часа вечером.
ВАЙЗЕР : В этой суете, хаосе и неопределенности жизни кинозвезды, как вы находите своё чувство равновесия ? Как вы можете сохранять себя в этом мире ?
СИГАЛ : В действительности меня не волнует что другие люди думают или говорят обо мне. Если вы спросите что дает мне утешение и облегчает сансару - это Гуру Ринпоче, Будда и Защитники, даки и дакини . Я иду в этот город и даю то немногое, что способен дать.
ВАЙЗЕР : Над чем вы еще работаете ?
СИГАЛ : Я хочу иметь возможность накормить голодающих и больных детей в Тибете. Хочу в основном работать над проектами для таких детей. Кроме этого, в последнее время, мы пытаемся помочь людям с глазными болезнями в Тибете. Много монастырей нуждаются в помощи. Когда этот журнал говорил такие вещи о моих учителях, они не хотели упомянуть о том, что я постоянно жертвую большие суммы многим религиозным организациям. Я не говорил об этом, но похоже, что те кого мы называем прессой полагают, что нет выгоды в рассказах о хороших делах. Они предпочитают плохие новости, даже если им приходится фабриковать их.
ВАЙЗЕР : Отчасти, возможно, в этом виновата их неспособность соединить ваш имидж на экране с вами как духовной личностью.

СИГАЛ : Представление - это искусство. Оно и должно быть искусством. Один из моих учителей говорил что искусство это мать религии. Становясь единым с самими собой и природой, человек становится един с богом. Я не говорю, что я великий актер, возможно даже, я плохой актер. Но дело в том, что с помощью этого я мог распространять дхарму и помогать другим религиозным организациям во всем мире, от Иудейских до Католических и Хинду.
ВАЙЗЕР : Что вы делаете со всеми этими необузданными страстями которые неизбежны в таком беспринципном бизнесе. Как Буддист, как вы решаете это ?

СИГАЛ : Я человек: когда я порежусь, у меня идет кровь как у любого другого. Когда это происходит - самое лучшее это относиться к своим проблемам как к практике. Преодолевая страсти, несчастья и привязанности мы становимся сильнее, мы выносим это на суд Будд и Защитников, и очищаем себя.
ВАЙЗЕР : Ваш сценический персонаж это такой благородный жесткий парень, защищающий невиновных и униженных от гангстеров, торговцев наркотиками и террористов. В ролях, которые вы играете, вам приходится встречать жестокость жестокостью. Когда вы видите себя на экране, как вы можете совмещать кровавую резню с жизнью человека практикующего учения о сострадании и не-насилии.

СИГАЛ : Ну, я не думаю что из одного вытекает другое. Мне кажется что искусство отражает жизнь и ее назначение - быть абсолютно точной интерпретацией того что такое жизнь, во всех ее проявлениях. Я артист, пытающийся совершенствоваться в своем ремесле, но в то же время меня действительно волнует жестокость. Я был связан контрактом с Warner Brothers и не мог от него отказаться, а они хотели видеть меня именно в боевиках. Другие студии предлагали мне баснословные суммы денег чтобы я делал фильмы другого класса, но Warner Brothers не позволили мне. Сейчас я уже ничем не связан, что позволит мне снимать фильмы, которые я хочу снимать, которые, естественно, будут основаны на духовности и которые будут заставлять людей думать и приносить им радость.
ВАЙЗЕР : Хорошо, последний вопрос. Осознавая неразделимость сансары и нирваны, что бы вы назвали самым лучшим и самым худшим в бытии Стивена Сигала

СИГАЛ : Вы знаете, я как-бы был возрожден в Дзене и я не рассматриваю всою жизнь в терминах самого лучшего или самого худшего.
ВАЙЗЕР : Я имел в виду относительный подход.

СИГАЛ : Больше всего я благодарен учителям, кто позволили прикоснуться к этой малой частице знания и мудрости, которая поддерживает мое существование. Я благодарен за возможность приносить людям с экрана радость и счастье, и за возможность подводить людей к размышлениям, которая ждет меня в будущем, я надеюсь. Если говорить о худшем, я бы назвал моих худших врагов и моих худших страданий которые были моими самыми лучшими учителями. Так что всегда есть другая сторона у негативного опыта .
ВАЙЗЕР : Большое спасибо.

СИГАЛ : Спасибо Вам.